Литературная мышь
Солнце еще не взошло, когда дворник Макар хлебнул из бутылки и схватился за метлу.
Совсем рядом на пошарпаной скамейке играли шахматы его собутыльники Витя-Гвоздь и Палыч. Над их косматыми головами кружились вороны, в остальном же двор был совершенно пуст.
- Слыш, Макар, - сказал Палыч, - Ты бы это, по осторожней что ли со своей метлой!
Макар перехватил метлу так, как самурай держит меч, и стал совершать таинственные движения из старинной шаолиньской гимнастики. Заплывшие глаза дворника сузились, его красное лицо с большим носом «картошкой» сделалось каменным, даже оттопыренный карман униформы оттопыривался как-то по-самурайски. Метла Макара описывала в мягком предутреннем воздухе замысловатые круги, взмывала вверх и, рассекая небо, падала на головы невидимых врагов.
- Во даёт! - Витя-Гвоздь улыбнулся, икнул, и, обнажив изрядно потерпевшие со времен комсомольской юности зубы, произнес: – Макар, ты бы это, сгонял за вином в ночник. А то у бутылки уже дно видать!
Дворник замер в позе «дракон, наблюдающий отражение луны в воде». Его левая нога была задрана вверх, тело вытянулось в струну параллельно земле, а метла указывала точно на север. Постояв так с минуту, Макар выпрямился, сделал глубокий вдох и выдох, и только тогда ответил:
- Давайте деньги, щас схожу.
Остаток вина распили поровну, маленькими глотками. Из промасленных карманов повыуживали мятые купюры и «подбили кассу». На вино не хватало двух тысяч.
- Ладно, что-нибудь придумаю, - буркнул Макар.
Метлу он хитро пристроил за спину, принайтовав к телу ремнем и обрывком шпагата, после чего юркнул под сиреневый куст и исчез.
Возле ночника, как назло, никого не было, а продавщица ни в какую не хотела отпускать в долг. Макар вышел на улицу и у аптечного киоска встретил лысого человека в красивом темном балахоне с вышитыми на рукавах змеями.
- Остановись, самурай! – лысый вытянул вперед растопыренную ладонь.
Макар остановился, рассматривая деревянные сандалии незнакомца.
– Император собирает верных людей для большой битвы с монголами, что заняли острова. Готов ли ты исполнить свой долг и умереть с оружием в руках?
- Не готов, - честно признался Макар. – Я парням обещал вина купить.
Лысый недовольно скривил тонкие губы, и сказал:
- Всякий воин, ставший на сторону императора, получит четыре десятка йен, если останется в живых.
Почесав в затылке, Макар огляделся по сторонам. Улицы по-прежнему были пусты.
- Ладно, повоюем, - нехотя согласился дворник, - Только мне это. Надобно к обеду в ЖКХ явиться…

Если вы откроете летопись буддистского храма на острове Хонсю, то на сорок восьмой странице увидите изображение самурая с метлой. Этот старинный герой, носивший гордое имя Макарсан, как гласят иероглифы, был непобедим, сражался яростно и хранил зеркало самого императора Дадзё.

Хотя Витя-Гвоздь и Палыч вряд ли знакомы с японскими летописями. Они лишь слегка встревожились, увидев шрамы на лице Макара. Но бутылка вина и плавленый сырок, что принес с собой дворник, быстро уняли тревогу шахматистов.

 

(c) Литературная мышь, июнь 2012.